Крылья




альманах


Теги
Луганск Наталья Романова стихи Поэзия москва Александр Балтин Геннадий Шалюгин ялта Анна Надеждина проза Алексей Шолохов Алексей Ликвидов Лариса Черниенко литературоведение Арсений Тарковский Семен Кирсанов Яков Смоляренко Владимир Маяковский Анатолий Мальцев Сергей Есенин Владимир Даль Борис Нагорный Андрей Чернов Елена Заславская Ольга Руденко Светлана Сеничкина Елена Настоящая Олег Бишарев Владимир Смоленский Владимир Спектор критика Август Львов донбасс война Александр Сигида-младший Анна Долгарева Валерий Чекер альманах Крылья 10-й Взмах Крыльев Сергей Прасолов литература Маргарита Аль Александр Сурнин журнал ЛиФФт музей В. И. Даля Любовь Кульбацкая ЛиФФт Алушта пушкин Александр Ерёменко Павел Беспощадный Русский центр литературный музей Владимира Даля Людмила Гонтарева Краснодон Русский мир Алексей Полубота Книжный клуб Виталий Даренский Родная Ладога культура Русская весна ЛНР Андрей Плахов Сергей Ильин Любовь Бондаренко Свердловск Забой Александр Лебединский Санкт-Петербург Валентина Ефимовская Валерий Кук Глеб Бобров Бийск альманах Полдень Лидия Сычёва Валентин Сорокин Липецк Александр Пономарёв Андрей Новиков Александр Гриценко журнал Берега Калининград публицистика Оксана Макасеева Лидия Довыденко 11-й Взмах Крыльев BookAir журнал Родная Ладога Михаил Матусовский библиотека История Славяносербия Андрей Ерёменко Андрей Тимофеев Лидия Рыбалко патриотизм Борис Горбатов Валентина Владимирова Галина Березина
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 98
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
комменты новостей


С праздником весны, дорогие мои! Творчес...

Молодцы Луганчане! Республика живет, тво...

Прочли сборник на одном дыхании. Благода...

Каталог файлов

Главная » Файлы » Взмах восьмой » Поэзия

Александр Балтин
21.06.2012, 12:33

АЛЕКСАНДР БАЛТИН

Москва


  *     *     *

Расходясь  с  похорон, говорят

О  таких  пустяках, что  нелепым

Предстаёт  погребальный  обряд,

Разорвавший  житейские  скрепы.

 

Или  прячут  тоску  и  испуг?

За  спиною  кресты  остаются.

А  учитель, товарищ  и  друг

Не  вернётся, как  все  не  вернутся.

 

Приглушённо  звучат  голоса,

За  оградой  мелькают  машины.

А  сознанье  страшат  небеса,

И  пугают  большие  глубины.

 

Потому  говорят  о  семье,

О  делах, о  грибах, о соседях.

Потому  позволяют  себе

Раствориться  в  случайной  беседе.

 

Ибо  мучает  плотский  итог –

Красный  ящик  и  чёрная  яма.

И  ложится  осенний  листок

На  ступеньку  высокого  храма.

 

КОЕ-ЧТО  О  КОНЦЕ  СВЕТА

Лето  было  или  всё  же  нет?

Образы  порой  диктует  бред.

 

Лезет  на  кафедру  лобастый

Пустозвон  и  педант –

На  кафедру  докторскую  променявший  талант,

Лезет  с  мерзкой  гримасой.

И  кричит – Я  рассчитал  всё!

В  садах  расчётов  произрастает  истина!

Я  утверждаю – скоро  свет  затмится  траурной  полосой!

И  лоснится  лысина.

 

 

Другие – доктора  и  профессора –

Зашумели – Как? Не  верим! Быть  этакого  не  может!

А  оратор  с  кафедры  возопил – Ура!

Светопреставление  чувствую  кожей.

 

СМИ, до  сенсаций  жадные

Завыли, запричитали. И  настали  денёчки  жаркие.

 

А  поэт  лежал  на  диване  под  бетоном  депрессии

Дома.

Чётко  знал – не  нуждается  мир  окрестный  в  поэзии,

Вспоминал, что  не  набрать  стихов  для  следующего  тома.

 

По  улицам  тем  временем  шагали  рядами  стройными

Попы  в  облачениях, миллионеры  с  корзинами  денег,

Интеллигенты – их  участь  всегда  и  всем  быть  недовольными,

Домохозяйки – эти  от  нечего  делать.

Инженеры, давно  забывшие, что  такое  зарплата,

Партийные  лидеры – горлопанистые  ребята,

Редакторы, оперные  певицы,  шоумены,

На  машинах  ехали  бизнесмены,

                       Собиравшиеся  скупить  сокровища  Ойкумены.

 

 

Все  протестовали  против  открытия

Лобастого  мудреца.

Не  хотели,  чтоб  свет  исчезал, кричали.

Звучали  разные  голоса.

 

Композиторы  музыку  сочиняли,

Бравурность  которой  опровергала  возможность  траурной  полосы.

На  башнях, на  кирхах, на  многих  запястьях  сверкали

Как-то  по-новому, весьма  зловеще  часы.

Но  по  утрам  на  сосудах  травы  выступали

Капельки  зрелой  росы.

 

 

А  днём  транспаранты  люди  несли, плакаты  и  флаги.

Не  работали  церкви, рестораны, магазины, конторы, банки.

Торговля  по  боку, не  купишь  элементарного: мыла, чернил, бумаги.

Ни  помолиться, ни  поменять  валюту, ни   скушать  супа  из  жирной  наваги.

Площади  и  проспекты  патрулировали  важные  танки.

А  поэт  всё  лежал  на  диване,

Видел  строчки – они  мерцали  в   тумане

Метафизическом,

Пока  город  заходился  в  экстазе  мистическом,

До  какого  не  было  дела  поэту,

       Убеждённому, что  никогда  не  исчезнет  солнечный  свет,

И  не  желающему  мириться  с  тем,  что  лета  более  нет.

 

 

ВЕТЕР  ВЕКА

Клочки  газет  взметнёт  холодный  ветер,

В  них  закорючки  букв – событий  нет,

Верней – их  незначительность  на  свете

Способна  заглушить  высокий  свет.

 

Так  ветер  века  объясняет  малым

Уход  их  от  дороги  стержневой.

Коль  не  услышим – ветер  станет  шквалом,

Всё  разметает – мощный, шаровой.

 

    *     *     *

Кто  чем  в  действительности  дышит –

У  каждого  свой  личный  сад:

Поэты  истинные  пишут,

А  бездари  руководят.

 

Категория: Поэзия | Добавил: Лана | Теги: москва, Поэзия, Александр Балтин
Просмотров: 534 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]